Расовый смысл оружейного дизайна

walther-p38-byf44
Пистолет Walther P.38

Эволюция стрелкового оружия неумолимо идёт дальше и для неспособных к адаптации нет места в будущем. Красота классических образцов серийных пистолетов и револьверов первых трёх четвертей XX века сегодня давно в прошлом. Пришедший им на смену примитивизм дизайна «просто инструментов» прочно занял свои позиции в умах конструкторов и технологов ведущих мировых производителей оружия, со временем приобретая всё более уродливые формы.

Яркими примерами вырождения эстетического вкуса разработчиков и потребителей современных самозарядных пистолетов являются представленные публике в конце 2017 года бюджетный среднеразмерный Ruger Security-9 и компактный Springfield Armory 911 .380 ACP. Как следует из названия публикации, речь пойдёт о деградации красоты оружия и расовом смысле оружейного дизайна. По этой теме здесь будут рассматриваться только пистолеты. Другие виды огнестрельного оружия заслуживают отдельного исследования.

К сожалению, тематика данного материала находятся в тех категориях, мыслить которыми не в состоянии большая часть населения Восточного пространства. Неспособность к восприятию определённого рода идей, критическому и расовому мышлению не позволяет им выйти за пределы отведённых табуированному сознанию границ. По этим причинам нижеследующий материал предназначен исключительно для небольшого числа интересующихся оружием расово мыслящих интеллектуалов.

В мировой истории кардинальные смены курсов развития стран и целых народов зачастую осуществлялись людьми, которых поначалу в обществе могли охарактеризовать лишь как маргиналов или радикалов. Похожая ситуация имеет место быть и в истории самозарядных пистолетов. Так немецкий Heckler & Koch VP70, вышедший в 1970 году, стал первым серийным самозарядным пистолетом с полимерной рамкой, что для своего времени было чрезвычайно смелым, действительно радикальным решением. Столь же необычным для боевых пистолетов тех лет являлся и его только самовзводный (DAO) ударно-спусковой механизм ударникового типа.

Благодаря своему футуристическому облику VP70, вместе с такими образцами вымышленного оружия как «М41А Pulse Rifle» и «M56 Smart Gun», появляется в научно-фантастическом фильме режиссёра Джеймса Кэмерона «Чужие» как штатное служебное оружие «Корпуса колониальной морской пехоты США». Сложно представить, чтобы в начале 1970-х VP70 всерьёз воспринимался в качестве замены, к примеру, отлично себя зарекомендовавшего в боевых действиях Второй мировой войны Browning Hi-Power или как конкурент снабжённого ударно-спусковым механизмом двойного действия и имеющего магазин ёмкостью 14 патронов Smith & Wesson Model 59.

Пистолет VP70 не стал коммерчески успешным, однако заложил основу для большинства современных самозарядных пистолетов, имеющих полимерные рамки с интегрированными стальными направляющими для затвора, либо со сменным полимерным корпусом и рукояткой на стальном каркасе, технически и юридически являющимся собственно рамкой оружия, а также с УСМ ударникового типа и зачастую только самовзводным.

Были и весьма смелые эксперименты, закончившиеся неудачно. Примером тупиковой ветви эволюции оружия последнего шанса в те годы служит уникальный американский «ракетный» пистолет Gyrojet, разработанный в 1960-х годах и технически представлявший собой многозарядную пусковую установку для стрельбы миниатюрными ракетными снарядами калибра 13 мм, который не был принят на вооружение и не получил распространения по причине целого ряда недостатков.

Вместе с конструкцией, материалами и производственными технологиями существенно изменился и внешний вид оружия. Среди самозарядных пистолетов к началу падения оружейного дизайна в примитивизм следует отнести выход знаменитого австрийского пистолета Glock 17 и рост его популярности. Некогда Глок представлялся многим не более чем очередной экзотикой. Зачастую смелые технологические новшества, как и радикальные дискурсы, которым суждено было сыграть важнейшие роли в развитии цивилизации, поначалу вообще не рассматривались всерьёз, выглядя совершенно неосуществимыми.

Дизайн большинства новейших самозарядных пистолетов весьма показателен в качестве продукта дегенеративного общества потребления и массовой культуры, превосходно иллюстрирует вырождение способности восприятия эстетической ценности. Примером тому являются такие образцы как израильский IWI Masada, польский PR-15 RAGUN, словацкие Grand Power Q100 и Q1, американские Remington RP9, немецкие Heckler & Koch всех моделей. На их фоне даже итальянский Beretta APX выглядит не столь уж уродливо. Хотя, справедливости ради следует заметить, что всем им далеко до «красоты» и «изящества» японских пистолетов Nambu первой половины XX века, в особенности Type 94. Про вырождение оружейной красоты в её традиционном понимании применительно к револьверам ранее говорилось в публикации «Ruger LCRx: Деградация эстетики» и «Револьверы для самообороны».

Но вернёмся к упомянутым в начале моделям. Сравним дизайн Security-9 с пистолетами P-Series, выпускавшимися Ruger с 1985 по 2013 годы. Да, внешний вид пистолетов серии «P» далёк от красоты, многие в Соединённых Штатах называли это оружие «кирпич со спусковым крючком» (англ. «A brick with a trigger»). Но разработчики пистолета Security-9 стоимостью $379 в стремлении за «современным дизайном», практичностью, снижением веса и цены, сделали ещё хуже. По личному мнению автора, производившийся с 1994 по 2004 годы Ruger P94 по своему внешнему виду эстетически значительно превосходит представленный в конце 2017 года образец.

В дизайне Ruger Security-9 и разработанного на базе Colt Mustang пистолета 911 .380 ACP обращает на себя внимание акцент на ломанные линии, в наибольшей степени это касается насечки на затворе. Казалось бы, этот сугубо утилитарный элемент не играет большой роли в формировании общего впечатления, однако он относится к тем малозаметным деталям, которые при определённом их исполнении способны оказывать серьёзное влияние на дизайн образца в целом. По сравнению с насечкой упомянутых моделей, простая мелкая насечка на затворах таких классических пистолетов, как Browning Model 1903, M1911, Browning Hi-Power и Walther P.38 выглядит эталоном красоты.

Развитие стрелкового оружия не может идти в отрыве от технологического и социального прогресса. Что-то получается лучше, что-то хуже, в любом случае у истории нет сослагательного наклонения и с течением времени оружие по своему внешнему виду будет ещё дальше отходить от канонов красоты классических моделей.

Для Белого мира, развитых стран Западного пространства, новые достижения в генной инженерии и медицине, технике и различных отраслях высоких технологий, являются неотъемлемой частью цивилизации и обусловлены наследственными расовыми качествами европеоидной расы. Пока есть Белый мир, технический прогресс будет брать всё более высокие планки, а развитие науки будет ещё быстрее низвергать любые религиозные заблуждения, ведя белого человека всё дальше от архаики к просвещённому знанию.

При этом сегодня арт-тренды современного искусства с их так называемыми «смелыми экспериментами» и «креативными» творениями, авторы которых гордятся неким «особым виденьем», демонстрируют лишь всё более чудовищные формы деградации. Если классическое искусство Европы — это величественные образы, прославляющие красоту природы и человека, то современное искусство по большей части делает акцент на извращённых формах и отвратительнейших уродствах. Стиль мировосприятия с дегенеративными ценностными установками нисколько не случаен, учитывая глобальные векторы, заданные в странах Белого мира по итогам трагических событий 1945 года.

Культуролог и философ Андрей Пелипенко в своей работе «Манифест Неомодерна» так сформулировал суть кризиса современного Западного мира:

«По сути сталкиваются два мира: мир ориентированный на постоянное усложнение, мир продуктивной эволюции и развития, и мир агрессивного, примитивизующего упрощения — мир контрэволюции. <…> Перед лицом названных угроз наблюдается: первое — отсутствие адекватного понимания масштаба надвигающейся культурно-цивилизационной катастрофы, и второе — прямое предательство «бюрократическим интернационалом» и «системным» истеблишментом своей цивилизации, капитуляция, и откровенный отказ от её защиты. Это не глупость, и не ошибка. Это — историческое преступление».

Знаменитый американский авиатор шведского происхождения Чарльз Линдберг в своей статье «Авиация, география и раса», изданной в ноябрьском номере журнала «Ридерс Дайджест» в 1939 году, высказал следующее мнение, остающееся актуальным и сегодня:

«Мы, наследники европейской культуры, находимся на грани катастрофической войны, войны внутри нашей собственной семьи наций, войны, которая уменьшит силу и разрушит сокровища белой расы, войны, которая может даже привести к концу нашей цивилизации. И пока мы стоим на пороге битвы, Восток поворачивает своё оружие на Запад, Азия угрожает нам на русской границе. <…> У нас будет мир и безопасность только до тех пор, пока мы будем вместе, чтобы защитить это самое бесценное владение, наше наследие европейской крови, только до тех пор, пока мы защищаем себя от нападений иностранных армий и разбавления нашей крови кровью других рас».

Современное огнестрельное оружие является одной из вершин достижений европейской цивилизации, наследницы Древней Греции и Древнего Рима. Наряду с историей различных видов оружия и отдельных образцов, их служебных и эксплуатационных качеств, следует рассматривать и эстетику внешнего вида в качестве одного из связующих звеньев между определённой вещью и расой её создателя. В этом отношении разные виды огнестрельного оружия имеют свои эталоны эстетики.

Всё познаётся в сравнении, так что и здесь следует сравнить один из классических образцов оружия второго шанса с современными «просто инструментами». В качестве образца в данном случае я выбрал один из эталонов дизайна оружейной классики, разработанный в Третьем Рейхе 9 мм пистолет Walther P.38 (сокращение от Pistole 38), принятый на вооружение 20 апреля 1940 года, в 51-й день рождения Адольфа Гитлера. Pistole 38 превосходно выражает собой творческие способности лучших представителей народов северо-западноевропейского происхождения.

Этот элегантный пистолет обладает характерным сдержанным и холодным стилем, сформировавшим определённый образ немецкого оружия первой половины XX века. Основываясь на расовых типах таких конструкторов, как Фриц Вальтер (Fritz Walther), Хуго Шмайссер (Hugo Schmeisser), Генрих Фольмер (Heinrich Vollmer), Вернер Грюнер (Werner Gruner), дизайн спроектированных ими образцов можно назвать нордическим. При более широком взгляде это оружие сравнимо с обликом немецкого офицера — высокого, стройного, с отличной выправкой, чисто выбритого, в подчёркнуто опрятного вида чистой и элегантной форме, сдержанного в манере поведения.

Как и уровень симметрии черт лица и тела, физическая красота человека взаимосвязаны с наследственной генетической полноценностью, так и красота оружия взаимосвязана с качествами расы его разработчиков. Шедевры архитектуры, живописи и скульптуры эпохи античности, периода классицизма и романтизма олицетворяют собой высшие проявления творческого потенциала и созидательных стремлений белой расы. Лучшие представители белых народов Европы достигли таких высот в науке, технике, медицине, архитектуре, искусстве и прочих областях цивилизации, которые некоторые… не способны себе представить даже в своих мечтах.

Немецкий антрополог Людвиг Вольтман в соей книге «Политическая антропология» (1903 г.) о способности к эстетическому вкусу и красоте в контексте расового вопроса: «Художественные продукты представляют решающий мотив для обсуждения умственных естественных способностей, и замечание Шиллера, что эстетические способности имеют решающее значение как отличительный признак рас имеет очень глубокий смысл. Ибо во вкусе и стиле обнаруживаются высочайшая творческая сила и „человечески прекрасная форма данной расы“».

Немецкий архитектор, арт-теоретик, художник, писатель и политический деятель Пауль Шульце-Наумбург (Paul Schultze-Naumburg), автор термина «дегенеративное искусство» (книга «Искусство и раса», 1928 г.), лаконично и предельно верно отметил: «Какова сама раса, таково и её искусство» (выделено мною, — Я.К.). Это утверждение превосходно характеризует прямую зависимость результата творческой деятельности от наследственных психических качеств расового типа творца того или иного изделия.

В наши дни указанное утверждение по отношению к оружейной эстетике абсолютно точно описывает деградацию эстетического вкуса как у потребителей, так и у разработчиков современного короткоствольного оружия, что является закономерным следствием прихода к власти левых и их дальнейшей политики в странах Западного пространства после военного поражения сил объединённой Европы во Второй мировой войне. Теперь лишь сравнимая с последствиями Великой войны и Версальского договора катастрофа в виде неизбежной в недалёком будущем глобальной религиозно-расовой войны и появление лидера с исключительными личностными качествами способны направить фатально качнувшийся влево «маятник» в противоположную сторону.

О взаимосвязи продукта творческой деятельности и расовых качеств его автора Пауль Шульце-Наумбург в своей книге «Искусство и раса» говорит: «Человек просто не может творить иначе, как следуя внутреннему закону его телесной и духовной организации… Этот взгляд уже давно является общепризнанным, и едва ли его можно серьёзно оспаривать. Можно только сказать, что роль художника была слишком односторонне сведена к его индивидуальности, без исследования того, чем эта индивидуальность в её наиболее существенных чертах обязана своей расовой принадлежности в целом и происхождению художника от его предков особенно».

Это утверждение применимо к любым сферам творческой деятельности, от изобразительного искусства и архитектуры до проектирования стрелкового оружия. Те же наследственные расовые качества, что вдохновляют и ведут художника или архитектора на пути создания блистательных шедевров, воплощающих эстетику Цивилизации, направляют и конструкторский гений оружейника.

В своей работе с характерным названием «Нордическая красота» (1937 г.) Пауль Шульце-Наумбург утверждает: «В любом искусстве раса выражается сильнее всего, ибо искусство — это выражение наших расово обусловленных внутренних устремлений».

В газете «Чёрный корпус» (нем. Das Schwarze Korps), официальном печатном периодическом издании СС, от 25 февраля 1937 года так говорилось о влиянии искусства на общество: «Воспитательная функция искусства — это народная педагогика в самом благородном смысле слова, потому что она пробуждает в людях самое драгоценное, утверждает жизнь».

Мы можем наслаждаться произведениями классического искусства и старинной архитектурой в Мюнхене, Вене, Праге, Милане также, как и держа в руках классические образцы огнестрельного оружия. Каноны красоты и представления о прекрасном в высокой культуре (нем. Hochkultur), отражающей наследственные особенности её создателей, равно применимы как к предметам искусства, так и к оружию. Германская культура — это Ordnung, культура порядка. Именно с порядком, как частью этой культуры, ассоциируется скрупулёзность, качество и точность, с которыми Pistole 38 был разработан и производился. Этот пистолет воплощает в себе сам образ того, для кого он и был спроектирован — немецкого офицера.

«Наше мировоззрение принципиально отличается от марксистского мировоззрения тем, что оно признаёт не только великое значение расы, но и великое значение личности, а поэтому на них именно и строит всё своё здание. Раса и личность — вот главные факторы нашего миросозерцания». (Адольф Гитлер)

Те, кто с сарказмом называет пистолет P.38 такими оборотами речи, как «порождение сумрачного тевтонского гения», лишь подтверждают безграничную чуждость европейской цивилизации для их мира, их миропонимания и, в конечном счёте, врождённых наследственных особенностей. Подобное неприятие созданной белыми европейцами красоты выражается в запретительной борьбе со стилем, ведущейся властями ряда государств на законодательном уровне, стилем, представляющем характерные для северных народов Европы стремление к порядку и цивилизации.

Но как бы не старалась госпропаганда и как бы ни была сильна ненависть представителей некоторых расовых типов к тому, что олицетворяет собой противоположность их сути, практические наблюдения показывают восторг перед высшим, как скрываемый, так и открыто демонстрируемый. Здесь не следует путать проявление чувства восторга с наличием подлинного эстетического вкуса. Способность человека чувствовать красоту таких образцов оружия как Walther P.38, созданного творческим гением европеоидной расы, в совокупности со способностью осознавать этот образец как часть созидательной одарённости расы в целом и прямую зависимость таланта его создателей от качеств своей расы, зависит не только и не столько от личностных предпочтений и способности оценивать различные эстетические свойства, сколько от наличия расового миропонимания и собственной принадлежности к европеоидной расе.

Вместе с рассмотрением эстетической ценности P.38 следует упомянуть и основные технические новшества этого оружия. Для своего времени данный образец был революционным и обозначил векторы развития самозарядных пистолетов на десятилетия вперёд. Американский историк оружия Дэйв Кэмбелл в своей статье «A Look Back at the Walther P38», опубликованной на сайте American Rifleman, официальном интернет-журнале Национальной стрелковой ассоциации США, так охарактеризовал роль этого пистолета в истории оружия: «Walther P38… является отправной точкой для современных служебных пистолетов».

Pistole 38 — первый 9 мм пистолет с механизмом запирания и отпирания канала ствола при жёстко сцепляющимся со стволом затвором, оснащённый ударно-спусковым механизмом двойного действия (SA/DA). Данная идея стала основой для большинства послевоенных пистолетов с автоматикой по схеме с использованием энергии отдачи при коротком ходе ствола и снабжённых УСМ куркового типа.

В качестве примера достаточно привести итальянский пистолет Beretta 92, разработанный с использованием применённых в P.38 решений, таких как запирание канала ствола качающейся в вертикальной плоскости боевой личинкой, курковый УСМ двойного действия с расположенной справа спусковой тягой и размещённым на затворе рычагом предохранителя с функцией безопасного спуска курка с боевого взвода. Ряд 9 мм пистолетов с магазинами большой ёмкости и УСМ двойного действия, известных в США как «удивительные девятки» (от англ. «Wonder Nines») имеют узлы и механизмы, заимствованные из конструкции P.38.

Первым служебным пистолетом с механизмом безопасного спуска курка стал польский Pistolet wz. 35 Vis, при этом в немецком P.38 безопасный спуск совмещён с предохранителем и, опять же, при наличии у пистолета УСМ с самовзводом. Механизмом безопасного спуска курка, управляемого как рычагом флажкового предохранителя, так и отдельным рычагом, позднее начали оснащать свои пистолеты такие производители, как SIG Sauer, Beretta, Heckler & Koch, FN Herstal, Smith & Wesson, Ruger и Česká zbrojovka.

Интересны отзывы топовых англоязычных видеоблогеров о P.38. Вот мнение Ларри Виккерса, бывшего бойца 1-го оперативного отряда специального назначения США «Дельта» (Delta Force ) и инструктора по стрельбе, ведущего оружейный видеоканал Vickers Tactical: «In my opinion, the most important handgun that come out of World War II was the Walther design German P.38. It influenced more post-war handguns than anything else». Популярный в среде любителей оружия блогер Sootch00, автор обзоров оружия и снаряжения, про пистолет P.38: «Look at the machining in that pistol. You know, these Germans were great at engineering and machining. And this is just a fine example of the work that has been done. Just beautiful work of art». Что ж, отлично сказано, я полагаю.

P.38 — скульптура в металле, механическое произведение искусства. Звук работы затвора и механизма запирания этого пистолета — песня качественной оружейной механики! Если пистолет Георга Люгера своим элегантным дизайном выражает дух Belle Epoque, в которой он и был спроектирован, то пришедший ему на смену P.38 в виде сочетания технических новшеств с оригинальным внешним обликом передаёт качества народа, из которого происходят его конструкторы.

Механизм, книгу, событие или историческую личность для более полного восприятия его образа можно сравнить с музыкой и изобразительным искусством. В отношение музыки эстетику пистолета P.38 лучше всего воплощают произведения немецкого композитора Вильгельма Рихарда Вагнера (Wilhelm Richard Wagner). Применительно к изобразительному искусству это оружие сравнимо со скульптурными портретами золотого века культуры Древнего Рима, в стиле Августовского классицизма эпохи Империи, в которых римские портретисты передавали не только внешний индивидуальный облик определённого человека, но и отличительные особенности его характера.

В эпоху деградации дизайна для ценителей оружейной эстетики на гражданском рынке оружия классические модели самозарядных пистолетов предлагаются в виде штучных экземпляров и малых серий. К примеру, немецкий оружейник Томас Шпор (Thomas Spohr) изготавливает пистолеты-карабины Luger P08 Karabiner на базе оригинальных рамок пистолетов Parabellum. Крупные и небольшие производители оружия также время от времени выпускают ограниченные серии высококлассных реплик классических моделей, среди которых американский M1911 от Turnbull Restoration и польский Vis от Fabryka Broni «Łucznik». О цене такого оружия говорить излишне.

Необходимо упомянуть и недостатки конструкции P.38. Одним из основных считается значительное усилие спускового крючка при стрельбе самовзводом, варьирующееся от 6,3 до 6,5 кг. Однако охарактеризовать это усилие как большое можно по современным оценкам. В годы появления этого пистолета самым массовым служебным оружием второго шанса, состоявшем на вооружении таких государств, как США, Великобритания и СССР, которое было оснащено ударно-спусковым механизмом с самовзводом, являлись револьверы. К примеру, усилие спуска при стрельбе самовзводом у револьвера Smith & Wesson Military & Police составляет 5,5 кг, Enfield No. 2 Mk I — 6,5 кг, револьвера Нагана обр. 1895 г. — 6,5–7,5 кг.

Зачастую критике подвергается малый угол наклона передней стороны рукоятки, а также прицельные приспособления с узкой прорезью и тонкой мушкой. Указывать на эти недостатки только лишь пистолета P.38 совершенно некорректно по причине того, что таковые были у большинства служебных пистолетов тех лет. К примеру, рукоятка советского ТТ имела угол наклона передней стороны 102 градуса, тогда как у P.38 данный показатель составляет 104 градуса, у практически эталонного по эргономике рукоятки американского М1911 — 107 градусов, а несомненным лидером является немецкий Parabellum P.08 с углом наклона 125 градусов.

В качестве основного недостатка P.38 чаще всего указывается излишняя сложность конструкции, самое большое количество деталей и пружин по сравнению с наиболее массово выпускавшимися в годы Второй мировой боевыми пистолетами основных участвовавших в этом вооружённом конфликте государств, таких моделей как M1911A1, Browning Hi-Power и ТТ.

Приведу несколько образцов по числу деталей, без учёта деталей магазина: немецкий Walther P.38 — 51 деталь (из которых 13 пружин); американский M1911A1 — 49 деталей (из которых 6 пружин); финский Lahti L-35 — 47 деталей (из которых 9 пружин); бельгийский FN Browning Hi-Power — 42 детали (из которых 7 пружин); советский ТТ — 40 деталей (из которых 6 пружин); японский Nambu Type 14 — 32 детали (из которых 8 пружин); немецкий P.08 — 48 деталей (из которых 9 пружин).

Пистолет P.38 действительно является самым технически сложным по отношению к числу деталей из всех перечисленных выше моделей, однако саму по себе сложность конструкции некорректно расценивать как несомненный недостаток системы. Как простота оружия не является безусловным показателем его эффективности, так и сложность не означает снижение эффективности только по причине сложности. При более широком, антропологическом взгляде на данный вопрос необходимо отметить, что сложность какого-либо технического устройства коррелируется со степенью развития цивилизации, в которой это устройство разработано и произведено.

В отношение стремления людей нордической расы к новшествам следует обратиться к одному из классических источников — труду «Ариец и его социальная роль», в котором французский антрополог и социолог Жорж Ваше де Лапуж говорит следующее:

«В своих лекциях в феврале 1887 г. я выделил четыре большие интеллектуальные группы, на которые можно поделить всех людей, и показал, что <…> инициаторами и первопроходцами является долихоцефальная белокурая раса. <…> Он любит новые идеи и изобретения, пылким и непосредственным приверженцем которых является. Интуитивно он выуживает из них практическую сторону, старается её реализовать и, если что получается, проводит свою жизнь в непрерывном созидании. Всё, что ново — не только по форме, но и по содержанию, всё, что меняет лик цивилизации и предопределяет резкий скачок вперёд, — всем этим мы обязаны таким пытливым умам».

Степень развития цивилизации напрямую зависит от наследственных расовых качеств формирующего её народа. Именно качества расового типа или нескольких родственных расовых типов, преобладающих в том или ином народе, определяют будет ли общество существовать в виде систем и традиций, к которым неприменим термин «цивилизация», на уровне примитивизма дикарей с заимствованием передовых решений у более развитых обществ, либо станет оплотом развития культуры, искусства, архитектуры, медицины, науки и техники. Разительные отличия обществ дикарей от Hochkultur — это показатели качества в сфере Крови.

Как бы то ни было, мнение автора каждый читатель будет воспринимать согласно своим положительным или отрицательным наследственным задаткам, красоте или уродству своего мировидения.

Реклама